Одежда – это язык, на котором я говорю: стилисты Айзат Сарсембаев, Ольга Кеннеди, Александра Сидера

 

Одежда – это язык, на котором я говорю

Стилисты Айзат Сарсембаев, Ольга Кеннеди, Александра Сидера

Партнерский материал

Предназначено для совершеннолетних читателей (21+)

Опубликовано: 23.08.2019

BLVD X – это сайт-исследователь. Вместе с теми, кто нас читает и смотрит, мы пытаемся понять, что делает всех нас особенными. Ищем и находим замечательных людей, которые заявляют миру: мы есть, мы здесь, нам есть чем поделиться. Каждый – на своем языке. 


Герои этого материала выбрали одежду своим способом самовыражения. Причем не только для себя – они одевают других людей, помогают им найти свое “я” в новых образах и кайфуют от этого. 


Чтобы разговорить Олю, Айзата и Сашу и понять, как отношения с одеждой стали одними из самых важных в их жизни, мы пригласили на съемку бренд-амбассадора Absolut Николая Поздеева. Он миксовал коктейли, основываясь на характерах ребят, а наши герои рассказывали о своем любимом деле. 


2019-07-04 Frame-20.JPG 777.jpg 2222.jpg 555.jpg 2019-07-04 Frame-15.JPG 2019-07-04 Frame-17.JPG

Ольга Кеннеди


Николай: "Ольга пришла в tie-dye платье, пик популярности такого принта пришелся на 70-е годы. Это была эпоха хиппи, в США тогда самым продаваемым алкогольным напитком была водка. Сама техника окрашивания tie-dye была изобретена в Японии, и сейчас самый трендовый напиток там – хайбол. Я решил связать японскую любовь к ледяной содовой с американской любовью к Absolut. Использовал водку с натуральным ароматом лайма Absolut Lime, ледяную содовую и креольский биттер, который окрасил напиток в розовый цвет. Для ароматики добавил розовый перец и анис".

Уже пять лет я занимаюсь всем, чем только можно заняться в стайлинге. Я начинала как персональный стилист в Лондоне. Переехав в Казахстан, поработала и в глянце, и на ТВ, и в театре. 

Глянец (смотря какой, я сужу по своему опыту) – это четкие рамки, в которых движется издание. У тебя практически нет свободы. Франшизному глянцу нужна цель – хорошая картинка как у издания в Америке. Телек – это, наоборот, pure creativity. Режиссер дает мысль, а ты ее развиваешь. Ты должен уметь все, шить на ходу, просматривать огромное количество зарубежных шоу, чтобы хоть чуть-чуть к ним приблизиться и зацепить зрителя. А театр – это в первую очередь целостная картина. Там много работы с актерами, одежда должна отражать сущность их героев и быть комфортной. 

Сейчас будет крик души – о разнице в работе за границей и в Казахстане. Здесь многие думают, что стилисту можно не платить. “У нас классный проект, хотите поучаствовать? Но бюджета нет”, – это частый запрос. Меня такое всегда приводит в ступор: разве стилистам не нужно есть? Второе – дедлайны. В Казахстане это позавчера, и ты должен выдать красивую картинку за полчаса. Это должно измениться, иначе качественных проектов у нас не будет.

Это стрессовая профессия – одевать абсолютно незнакомых людей. Но знаешь, почему я буду заниматься этим до конца своей жизни? Все решает момент, когда человек видит себя в зеркале в новом образе. Он становится ребенком – как будто ему пять лет, и ему только что дали денег на мороженое. И он по-настоящему счастлив! Он смотрит в зеркало, потом на меня, и эта химия между нами – самый большой подарок. Ради нее я готова двигаться дальше. 

CI1A0571 — копия.jpg
CI1A0512 — копия.jpg
CI1A0482 — копия.jpg

Нельзя сказать, что лучшие стилисты – талантливые от бога. Если человек хочет добиться уровня, у него получится – все зависит от того, как сильно он замотивирован. Можно читать, смотреть, учиться у других, быть ассистентом. И в конце концов вкус у тебя выработается. Просто нужно время и опыт. 

Сама я сначала училась на практике, потом в University of the Arts London, в Saint Martins. Я проходила курс по глянцу – как раз тогда работала в Cosmopolitan Kazakhstan. Там же, в Saint Martins, я прошла пару курсов по fashion-психологии, и сейчас эта тема интересует меня больше всего. 

Мы выбираем одежду как вторую кожу и проводим в ней 90% своего времени. Каждая вещь несет в себе эмоции: придает уверенность, когда ты вкладываешь в одежду такой смысл, или передает чувство дискомфорта, если надеваешь первое попавшееся платье. Fashion-психология – про осознанный подход к выбору одежды. 

Я стала покупать намного меньше после того, как начала продвигать тему осознанности. Стараюсь брать вещи в винтажных магазинах – это Asaý Júrek и еще несколько секондов, раз в неделю у меня по плану обход всех моих “злачных мест”. Потом – Европа. Все, кто путешествует со мной, в курсе: я всегда знаю, какие где винтажные магазины и блошиные рынки. Они обязательно есть в списке моих достопримечательностей.

Мир сейчас перегружен вещами, масс-маркет выдает одежды больше, чем людей на планете. А винтаж – это вещь, которая уже существует какой-то период времени, и еще сколько-то проживет у меня. Всем людям хочется быть уникальными. Винтаж в этом – огромный помощник. 

К винтажу я пришла, когда жила в Лондоне 10 лет назад. Тогда у меня денег не было даже на масс-маркет, но хотелось хорошо одеваться. И подружка показала мне charity shops – магазины, куда люди бесплатно отдают старые вещи, а вырученные от них деньги идут на благотворительность. Там дешево, сердито и прикольно, можно найти все, что душа пожелает. После того, как я вернулась в Казахстан, поняла, что здесь мало таких мест. Надо знать точки. 

Я познакомилась с комьюнити, которое продвигает винтаж в Алматы. Это очень молодые ребята – им по 19-18 лет, но они такие крутые! У них уже есть понимание, что надо меньше потреблять. Моему поколению нужно больше времени на такую акклиматизацию. 

В Казахстане эко сейчас в тренде, а я живу так уже больше 10 лет. Это проявляется во всем: как я готовлю, куда я выбрасываю мусор. Я делаю для себя скрабы и натуральные кремы. Моя семья и друзья только сейчас начали задумываться о переработке мусора. Когда ты живешь в этом и никого не напрягаешь, люди смотрят и тоже подтягиваются. Мне кажется, в этом и есть сила – не навязывать свои мысли, а просто показывать, как можно жить. 

Утилизирую я одежду так: часть сдаю в “Тепло” на благотворительность, это контейнеры в торговых центрах, куда можно принести чистые вещи в хорошем состоянии. Еще есть секонд при КазНУ, туда принимают вещи для студентов. Что-то отношу в Asaý Júrek, а иногда просто перешиваю. Я ничего не выкидываю. 

Когда-нибудь наши fast fashion-образы станут экспонатами в музеях. Люди будут смотреть на них и закатывать глаза: ничего себе, сколько мы шмотья покупали! Зафакапили свою планету, и теперь приходится жить на Марсе. 

Я живу будущим. Давно начала задумываться о том, как я могу трансформировать свою профессию, как через сотни лет будут одеваться люди, куда денутся стилисты. Нас, я думаю, ждет совсем другая одежда – какая-нибудь нанотехнология, которая позволит просто вживить себе чип и выбирать костюмы. А стилисты станут fashion-психологами: будут разбираться, почему одни нанокостюмы придают грусть, а другие – счастье. Если не думать о будущем, зачем вообще тогда жить?

  

Айзат Сарсембаев


Николай: "Айзат – urban creator. Человек, который живет в мегаполисе, и это отражается в его стиле. Он постоянно в движении, а чтобы никогда не останавливаться, необходима энергия. Одним из ее источников является кофеин. Я решил разбавить его ягодными нотками Absolut Kurant – смородиновый флейвор идеально сочетается с кофе! Взял чашку эспрессо, водку и тоник. Украсил красной смородиной, которая напоминает огни ночного города". 

Я вырос в Костанае, и мне с детства была интересна мода. Я листал журналы, много читал и смотрел на эту тему. Но по настоянию мамы пошел в военную школу. Потом переехал в Астану, поступил на грант в Евразийский Университет – на логиста. Я тогда действительно хотел этим заниматься. Возможно, под влиянием родственников – стабильная работа, столица, квартира на левом берегу. Такая “казахская мечта”. Но через два года, когда проходил практику в головном офисе КТЖ, я понял, что работа эта не для меня.

В то время я рисовал скетчи солнцезащитных очков – на пике популярности как раз была Леди Гага, эпатаж и все, что с ним связано. Хотелось двигаться в этом направлении, но не было ни художественного образования, ни знакомых, кто работал бы в моде – казалось, вообще никаких возможностей. А потом я полетел в Штаты учить английский. Это страна, где ты понимаешь: если хочешь чем-то заниматься – действуй. Все в моих руках. 

Домой я вернулся супервдохновленным. Начал вести колонку стрит-стайла в одном журнале, потом окончил учебу и устроился в другой. Но на тот момент – это 2013 год – в Астане делать что-то связанное с модой было очень сложно. Ты стараешься, вкладываешься, и ожидания у тебя на 100%. А получается на 15. И людей, которые разделяют твои интересы, очень мало. Поэтому, когда меня пригласили работать в Алматы в тогда еще журнал Boulevard, я не раздумывая переехал. Сначала стажировался, редактировал тексты, делал обзоры – пробовал все, что можно. Когда набрался опыта, стал редактором моды. Методом проб и ошибок я пришел к тому, что у меня есть сейчас, и уже около четырех лет работаю стилистом. 

В работе я жуткий перфекционист. Только в последнее время стал проще к этому относиться. Больше не боюсь опозориться на съемке. А в начале было страшно. 

Раньше я часто был недоволен своей работой и ругал себя: здесь мог сделать лучше, постараться сильнее, найти еще какую-то вещь. Потом подруга посоветовала после каждой съемки задавать себе вопрос: сделал ли я все, что зависело от меня лично – все возможное на тот момент. И мне стало легче – я научился отпускать. 

Люди спрашивали меня на недавнем open talk: вы что ни показываете, все крутое! А я отвечаю: ребята, вы не представляете, сколько я неудачного наснимал. Когда сравниваю себя с тем, кем был несколько лет назад, я вижу, что вырос – и это чувство двигает меня дальше. 

CI1A0788 — копия.jpg
CI1A0870 — копия.jpg
CI1A0832 — копия.jpg

У меня нет fashion-образования, курсов я не оканчивал. Когда смотрю, что произошло в моей жизни за последние три года, понимаю, что я счастливчик. 

Недавно я купил подписку на The Business of Fashion Люсинды Чемберс, это стайлинг-курс бывшего директора моды Vogue UK. И, просмотрев все материалы, понял, что Америку она для меня не откроет. За 4-5 лет работы я все это прошел. Были у меня и музыкальные клипы, и коммерчески рекламные кампании, и лукбуки, и показы.

Когда я уходил из журнала BLVD, познакомился с Айсултаном Сеитовым – мы с ним снимали интервью. У меня тогда был сложный период – вроде уже вырос и хочешь чего-то нового, но при этом не знаешь, куда податься. Айсултан предложил подработать в клипе T-Fest “Улети”. Сейчас этот клип набрал почти 100 миллионов просмотров. У меня на этом проекте появился азарт: хочу пробовать себя в этом дальше! После T-Fest была работа с L'One, потом – Jah Khalib и "Медина". 

Клип “Медина” – одна из работ, которыми я действительно горжусь. Это был челлендж. Айсултан позвонил мне в выходной: снимаем масштабный проект, историческая тема, у тебя образы главных героев: Айя Шалкар, Jah Khalib, Жандос Айбасов и еще пара дополнительных персонажей. Я взялся, хотя времени было очень мало, а я вообще не разбирался в костюмах, тем более киношных. На первой примерке Айсултан смотрит, что получается, и говорит: нет, это какой-то городской Наурыз. И я ищу дальше. Я отношусь к критике нормально, в этом плане мне классно работать с Айсом – где-то меня заносит, а он вовремя может меня остановить. Я со своей стороны тоже могу ему что-то посоветовать. Мы друг к другу прислушиваемся. 

Около года назад я задумался, занимаюсь ли своим делом. Когда в работе возникают сложности, всегда начинаешь копаться в себе. Я стал вспоминать, кем хотел стать в детстве: мне нравилось следить за жизнью знаменитостей, меня интересовала мода. Сейчас это и есть моя работа: я одеваю звезд, общаюсь с ними, я заряжаюсь от них – меня очень вдохновляют музыканты. И в голове произошел щелчок: мне 27 лет, и я именно там, где должен быть. 

На данный момент я уже поработал со всеми главными стриминговыми артистами СНГ. Недавно подытожил для себя, что надо идти дальше, брать планку выше. И тут звонит фотограф Федор Битков: “Нам подтвердили Севдализу на обложку Harper’s Bazaar Kazakhstan!” Это было очень круто. Надеюсь, эта работа станет ступенью в мое новое будущее. 

Я хочу немного сменить род деятельности. Устал, если честно. Со стороны работа стилиста выглядит красиво: ты ходишь на показы, летаешь в Париж, как будто только и делаешь, что тусуешься. Никто не видит, как ты таскаешь на съемки чемоданы по 20-30 кг в каждой руке. Это физически и морально изнуряющая работа. Иногда просто выгораешь. 

Сейчас я работаю с дизайнером Алимой Мурзабековой, у нас большие планы. Alima – один из немногих казахстанских брендов, который продается в Нью-Йорке. Я продолжу работать с клипами – выборочно с интересными мне артистами. Скоро, кстати, выходят два новых клипа, которые мы сняли с Айсултаном – для рэпера Масло Черного Тмина и DASHXXDASH, талантливого музыканта, который живет в Мюнхене, занимается робототехникой и при этом пишет песни. 

Создавать образы для исполнителей – это очень интересно. Когда я работал с T-Fest и ассистировал Ксюше Смо (она одевает всех главных звезд России), мы заложили артисту определенный образ, и он, по большому счету, в этом образе и остается. Сейчас я сотрудничаю с певицей Райханой Мухлис – думаем, в каком направлении двигаться, как удивлять. 

У меня самого небольшой гардероб, и в нем все очень простое и удобное. Когда все время работаешь с вещами, устаешь от них. Понятно, что одежда одежде рознь – сотрудничая с Prada, Louis Vuitton, Dior, ты видишь, какую работу проделывает бренд, это всегда вдохновляет. Но в целом, если пропускаешь через себя очень много коллекций и людей (а на клипах или рекламных съемках на площадке может быть до 50 человек, и со всеми нужно пообщаться), потом хочется минимализма. 

При этом мне нравится смотреть, как экспериментируют со стилем другие люди. Это круто получается у нью-йоркцев. Америка в принципе не очень модная, там больше прагматики. Но бывает, видишь на улицах молодых людей, которые ярко проявляют себя в одежде, и просто поражаешься – я бы никогда до такого не додумался! Это стиль, который формируют культурные ценности, местный бэкграунд. Я просто смотрю и вдохновляюсь.


Александра Сидера


Николай: "У Саши воздушный образ, она любит путешествовать, а из напитков предпочитает попкорн сауэр. В линейке флейворов Absolut есть Vanilla, я остановился именно на нем, потому что ваниль часто используется в кондитерских изделиях. Взял Absolut Vanilla, греческий йогурт, курд из красных сицилийских апельсинов и смешал в шейкере. Благодаря греческому йогурту получилась воздушная пенка, а чтобы подчеркнуть десертную составляющую коктейля, сверху я добавил немного тертого печенья". 

По образованию я – fashion-дизайнер, окончила Санкт-Петербургский университет промышленных технологий и дизайна (его в народе называют “тряпочка”). Я умею кроить и шить, рисую эскизы, пробовала себя в витринистике, стайлинге журнальных съемок и показов. У меня большой профессиональный спектр, и все, чем я занимаюсь, тесно связано между собой. Но интереснее всего мне работать в модном бренде и делать что-то прикладное. Мне всегда нужно мастерить руками.

Я супертактильный человек, люблю трогать людей при знакомстве. И суперкрафтовый. Когда проходила стажировку в Ulyana Sergeenko, я вышивала километровые шифоновые ленты бисером и расшивала кутюрные сумки цветами. Жила одна в большой Москве, в ужасной гостинице с огромным пятном на стене, ездила на работу черт знает куда. Но это было то, чего я всегда хотела – создавать красоту своими руками. Поэтому я всегда занималась лепкой, работала с полимерной глиной и эпоксидной смолой, даже училась художественной обработке металла. 

Когда ты работаешь руками, видишь, как из бездушного материала рождается что-то прекрасное. Меня это всегда вдохновляет и удивляет. 

У нас с мужем творческий тандем – своя дизайн-студия Sidera Creative. Так сложилось, что я занимаюсь прикладным искусством, а он способен это перевести в диджитал. Сейчас сотрудничаем с Ульяной Сергеенко, в последний раз делали декоративную подборку к ее показу – пригласительные, марки, конверты. Мы работали с готовыми иллюстрациями и создавали на основе существующих принтов новые комбинации. Ульяне понравились наши перевоплощения, и она взяла их себе в коллекцию как паттерны для новых тканей. Мы были безумно счастливы – это огромная честь!

Поскольку у меня прикладное образование, и я шью сама, то и на одежду смотрю с другой стороны. Для меня важны декоративные элементы: рюши, необычные карманы, интересная обработка. Поэтому я и люблю Сергеенко: за этот баланс между немного сказочной женственностью, декоративностью – и реальностью. За вещи, которые можно приспособить для современной жизни. Еще мне нравятся Delpozo, Simone Rocha, Miu Miu – я кайфую от сочетания ретро и современности. 

CI1A0583 — копия.jpg
CI1A0710 — копия.jpg
CI1A0618 — копия.jpg

Одежда – это моя любовь. То, чем мне всегда хочется заниматься. Может, это кому-то покажется смешным и глупым, но мне нравится просто трогать вещи, фотографировать детали, изучать обработку. 

Я всегда обращаю внимание на мелочи, даже на то, как пришиваются бирки – мне кажется, это деталь, которая несет самый глубокий посыл. Если она сделана с душой, из необычного материала вроде шифона или шелка (а вышивку на тонком шифоне сделать безумно сложно, все может рассыпаться в любой момент) – меня это сразу цепляет. 

Я думаю, что одежда – это больше про психологию. Про то, как ты себя ощущаешь. Бывает, людям попросту не идут вещи, которые они носят – потому что они не чувствуют себя в них особенно. Это мой главный критерий при выборе одежды: если у меня нет искорки с вещью, я ее не куплю. А иногда наденешь вещь, и будто сливаешься с ней воедино. Поэтому мне нравится стиль Юлии Пелипас – когда на нее смотришь, кажется, что она – продолжение своей одежды. Это очень круто. 

Многие люди используют одежду в чисто утилитарных целях, просто чтобы прикрыть наготу. Одеваются машинально, и при этом себя не несут. А я всегда считала одежду способом самовыражения. Считаю, что нужно к ней относиться чуточку внимательнее. 

Моя большая мечта – сделать стилизацию показа своего любимого бренда. Самый особенный для меня показ – это шоу Ulyana Sergeenko в парижском цирке Cirque d'Hiver Bouglione, я как раз работала на нем. Да, шоу такого формата – это колоссальные деньги, огромная команда, море работы – и все ради пяти минут. Кому-то это кажется неоправданным. Но когда ты там и ловишь это настроение, ты пропускаешь красоту через себя, проникаешься вдохновением. И так хочется все это скорее перенести на бумагу, придумать на основе увиденного что-то новое. Такие показы – это кусочек сказки. И меня они делают счастливее. 

У меня романтический, немного “кукольный” стиль. Безумно люблю шить для себя баски, у меня их куча, как и брюк с высокой талией и топов корсетного типа, которые держат фигуру. Весь мой гардероб строится на таких вещах – немного декоративных, с длинными бретелями, неестественными вырезами, странным кроем, интересными поясами. 

В таком же стиле выполнена моя дипломная коллекция, я очень ей дорожу. Прошло уже три года, сейчас я смотрю на эти вещи и вижу свои ошибки, понимаю, что можно было поменять. Но все равно их люблю и иногда надеваю. 

У меня очень мало вещей, и все они рабочие. В моем гардеробе есть вещи Calvin Klein, платье Kenzo  – простое, длинное, черное, приятное телу. Есть Etre Cecile, любимая Ulyana Sergeenko – платок, очки, платье – очень крутое и надетое всего два раза в жизни. Цена суровая, но когда ты смотришь, как это сшито, ты понимаешь, почему: это не просто красивая вещь, она сделана идеально качественно. Есть и масс-маркет – много базовой одежды. Я часто использую свои вещи на съемках, привожу баски, жакеты и платки. 

Еще я собираю пины и старые броши, это тоже моя слабость. У меня целая коллекция брошей из разных стран и городов, и вообще много всяких красивых штучек, которые я практически не надеваю, а чахну над ними как Кощей. Я не ношу украшения, потому что считаю, что они отвлекают от самого важного. Снимает девушка длинные серьги – и сразу шея кажется длиннее, лицо – чище. Главное, себя не перегружать. 

Я трепетно отношусь к вещам потому, что знаю им цену. Я прочувствовала на себе, что это значит – не спать ночами, доводить вещь от начала до конца. Мода для меня – это настоящее искусство.




Мы за ответственное употребление алкоголя

Видео: Абулхаир Распеков

Фото: Кирилл Рождественский, Анастасия Анишева

Интервью: Уля Кушербаева, Айдана Айдархан


 

aaa

Присоединяйся к сообществу BLVD X: