"С пленкой я чувствую себя ребенком": Aiony о своей фотографии

 

"С пленкой я чувствую себя ребенком"

Aiony о своей фотографии

BLVD Art X ABSOLUT

Мы за ответственное употребление алкоголя

Опубликовано: 25.09.2019

В рамках проекта BLVD Art X ABSOLUT, поддерживающего молодые таланты, мы публикуем серию спецпроектов с творческими казахстанцами – фотографами, режиссерами, дизайнерами, художниками, музыкантами, – которые уже добились успеха в своем деле и хотят поделиться опытом. 


Первый герой этой рубрики – фотограф Aiony. Он рассказывает, как начинал в столице и наращивал аудиторию в инстаграме, где искал моделей, почему влюбился в пленку, и какое место занимает психология в его фотографии. 

Как давно ты фотографируешь, и с чего начинал?

Я снимаю около шести лет. Все началось с мобильной фотографии, когда она только зарождалась в СНГ. Мои друзья, которые часто ездили за границу, попали в поток увлечения мобильной фотографией – и “перенаправили” его в Казахстан. Я тоже заинтересовался и начал снимать. 

Когда понял, что это не потолок, что я могу и хочу больше, а телефон не может дать мне такие кадры, которые я вижу в своей голове, я решил, что пора переходить на зеркальный фотоаппарат. Я уже знал, как работать со светом и моделями, как выставлять и обрабатывать кадр – у меня была база. Оставалось понять, как устроен фотоаппарат: как выставлять выдержку, что такое ISO, как работать с диафрагмой, и зачем нужны все эти бесконечные объективы. 

Прошлым летом я увлекся пленочной фотографией. Начал с малоформатной – 35-го типа Mamiya ZM, потому что хотел понять, что из себя представляет такая фотография, как с ней работать, что она любит, какие пленки мне больше подходят. Когда я почувствовал, что мне это очень нравится, приобрел среднеформатную пленочную камеру Mamiya RZ67, и по сей день я снимаю на нее.

– Почему тебе нравится пленка? Что в ней особенного? 

– Я чувствую себя с ней ребенком. Как когда ждешь маму из магазина, и надеешься, что она принесет чего-то сладкого. То же самое ощущение у меня, когда я сдаю пленку на печать и жду, что из всего этого вышло. 

Безымянный1_0002_Марика-2.jpg.jpg
Безымянный1_0003_Марика-3.jpg.jpg
Безымянный1_0008_Марика-8.jpg.jpg

Последние коммерческие съемки у меня тоже проходили на фотопленку, клиентам это стало интересно. В таких заказах все по-другому: и бюджеты, и расходы, и сам процесс работы. Если на цифровую камеру за съемку я могу сделать 1500 фотографий, то здесь – кадров 40-50, в зависимости от того, сколько у нас пленок. Это решает заказчик.

Пленка – это история не для начинающих? 

Наоборот, я думаю, нужно начинать именно с нее. С пленкой ты больше чувствуешь фотографию. На зеркальный фотоаппарат можно снимать сериями очень много, но нет какой-то ценности кадра. А когда снимаешь на пленку, кадров немного, и ты очень вдумчиво тратишь каждый. Ты сначала делаешь картинку, чтобы получить результат, а в цифровой фотографии – снимаешь, а потом идет пост-продакшн, ретушь, цвет. Это два совсем разных мира. 

Если начинаешь фотографировать, то лучше делать это с пленки. Потому что тогда ты будешь ценить кадры. 

У тебя есть любимые съемки? 

Одна из таких – портреты Айданы Сахари. Это была непростая съемка. Дождливый день, мы оба пришли в плохом настроении, но потом познакомились, рассказали друг другу, что мы чувствуем, и сработались. Больше всего мне тогда запомнился взгляд Айданы, ее глаза. В этих кадрах есть какая-то история, немного мистики и меланхоличности. 

Тебе нравится снимать портреты?

Да, больше всего. Потому что портреты раскрывают человека, его душу. И какими бы ни были эмоции на лице, глаза все равно рассказывают, что герой чувствует в этот момент. Мне нравятся черты лица, родинки, ямочки, шрамы, брови. Нравятся любые отличия человека – они украшают его.

Безымянный2_0000_Aidana portrait 2.jpg.jpg
Безымянный2_0001_Aidana portrait.jpg.jpg

У тебя есть личные правила портретной съемки?

Перед тем, как начать снимать, я всегда разговариваю с человеком, потому что нужно сначала понять, кто перед тобой сидит. С фотографией ты, можно сказать, крадешь часть его души – было раньше такое поверье. Важно найти контакт с героем, если просто сходу сказать – пошли сниматься, не будет этой близости. 

Если это частные съемки, я стараюсь встретиться заранее, поговорить о том, чего хочет герой. Даже коммерческая съемка всегда “психологическая”. У каждого человека есть какие-то свои душевные травмы. Может, ему когда-то говорили, что он толстый или некрасивый, и это осталось внутри. Съемка с фотографом для него – это способ показать, что все эти люди были неправы. И что он красив – такой, какой есть. 

Я люблю психологию в фотографии. Без нее пусто, тогда и фотография становится какой-то обыденной. 

Что ты читаешь и смотришь, чтобы лучше делать и понимать свою работу?

Я люблю кино, потому что учусь на режиссера в Астане. Эта профессия для меня не так близка как фотография, но изучение кино мне очень интересно. Больше всего я люблю наблюдать, как поставлен кадр и свет – у меня в памяти просто отпечатываются какие-то моменты, и я потом пытаюсь их повторить. Для меня кино –  один из главных источников вдохновения. Второе – живопись. Третье – работы других фотографов, которые снимали в 80-х, 90-х и в начале 2000-х. То, что снимают сейчас, для меня не так близко. 

Чьи работы тебе нравятся больше всего? 

Трудно кого-то выделить. Мне нравятся портреты Сергея Сараханова, Лесли Занг (Leslie Zhang), Елизаветы Породиной. Но не так важна личность фотографа, как его конкретные работы. У фотографа могут быть хорошие снимки и вообще не запоминающиеся. Даже если просто зайти в инстаграм и скроллить ленту, попадутся фотографии, на которых ты остановишься, посмотришь и задумаешься. А бывают картинки, которые просто лайкаешь, и через три секунды ты забываешь, что на них было. 

Что для тебя делает фотографию запоминающейся, особенной? Это какое-то внутреннее ощущение? 

Мне кажется, да. Для меня главное атмосфера, характер снимка. Это тяжело создать и тяжело понять. Даже для меня как для фотографа – у меня есть любимые фотографии, но аудитория их не понимает. А бывает проходная фотография, и аудитория, наоборот, ее любит. Такой диссонанс. Большинство моих любимых фотографий аудитория особо не полюбила. Если это просто хорошая картинка с красивой моделью, она собирает намного больше лайков и комментариев. 

Безымянный1_0006_Марика-6.jpg.jpg
Безымянный1_0005_Марика-5.jpg.jpg
Безымянный1_0007_Марика-7.jpg.jpg

У Жени Мильковского, солиста группы “Нервы”, есть песня, в которой он сказал, что если его музыка не в тренде, значит, он все делает правильно. Я тоже так чувствую. Если моя любимая фотография не стала популярной, значит, я все делаю правильно. 

Я сейчас поменял свой стиль, и в последнее время активность в инстаграме у меня сильно уменьшилась. Но меня это особо не заботит, потому что я не считаю себя блогером. Я чувствую себя человеком искусства. Мне важнее творить, чем получать отдачу. Поэтому даже если у меня не будет никакой аудитории, я все равно буду снимать. 

Но аудитория помогает зарабатывать больше. Как ее нарастить, работая в Казахстане, стать узнаваемым?

Мне с самого начала помогла мобилография – благодаря ей у меня на момент перехода на профессиональную фотографию уже собралось 20 тысяч подписчиков, было легче найти клиентскую базу. 

Вообще, мне кажется, здесь только два варианта. Первый – это больше  фотографировать и нарабатывать себе хорошее портфолио, чтобы люди замечали и хотели у тебя сниматься. Второй вариант – это снимать блогеров и звезд, от которых будет идти поток подписчиков и клиентов. Мне ближе первый, потому что вторым пользуются очень многие – и в Астане, и в Алматы. 

Астана и Алматы отличаются для фотографов в плане творчества?

Да. В Астане, я считаю, мало искусства. Это муравейник, где очень много людей, и у них в голове только работа, карьера. На понимание искусства просто не хватает времени. В Алматы больше творческих людей, которые поддерживают друг друга. Здесь легче найти единомышленников – сет-дизайнеров, визажистов, стилистов. А в Астане этого нет. На творческих съемках практически всем занимаюсь я сам: продумываю концепцию, делаю сет-дизайн, подбираю одежду. 

Чтобы найти моделей, я просто ходил по городу и знакомился с девушками, в агентствах нет интересных лиц. Недавно я был в поездке в Стамбуле, и там есть антиагентства – они ищут своих моделей в кафе и барах, на тусовках, и это люди с нестандартными чертами, с пирсингом и татуировками по всему телу. Мне больше нравится с такими героями работать. В Астане легче найти их самому, на улице – девушку, которая даже не знает, что она прекрасна, и пойти в модельное агентство для нее – это что-то запредельное.

Куда ты собираешься двигаться дальше, развиваться в фотографии?

Я просто хочу создавать эстетику, и для меня это главное. У меня нет точной цели – стать крутым fashion-фотографом, снимать для модных изданий, создавать арт. Я до сих пор не знаю, в каком стиле я снимаю. 

Я делал опрос в инстаграме, и большинство людей написали, что мой стиль – это эстетика. Не портреты, не fashion, не еще что-то, а просто эстетика. Я, наверное, остановлюсь на этом. Мне нравится снимать эстетику. 


Фото: Aiony
Видео: Абулхаир Распеков
Интервью: Уля Кушербаева



 

aaa

Присоединяйся к сообществу BLVD X: