Война – это бэдтрип: банальность зла, "Благоволительницы" и Холокост

 

Война – это бэдтрип

Банальность зла, "Благоволительницы" и Холокост

Автор: Амир Мусаев

Опубликовано: 09.05.2019

Десятки миллионов погибших, невиданная доселе жестокость и преступная идеология. Вторая Мировая война до сих пор остается загадкой. Причины и оценки самой кровопролитной войны от каждой стороны конфликта сильно разнятся. Но одно мы знаем точно: от других глобальных войн ее отличает фанатичное стремление нацистской верхушки к полному уничтожению целых народов. Холокост, массовые казни, "тотальная война" делают Вторую Мировую важнейшим историческим феноменом, который может рассказать о нас больше, чем что-либо.

Мы подготовили для вас подборку, которая поможет разобраться в ужасах Холокоста и фашизма.

C4N_2701_4_HOLOCAUST_TempThumbnail1920x1080.jpg

"Банальность зла", Ханна Ардент

Адольф Эйхман – один из глав 4 Управления IV РСХА. Интеллигентный, исполнительный, ответственный чиновник. Примерный семьянин. А также военный преступник и организатор Холокоста. Собственно, этому парадоксу – как добропорядочные и неглупые люди могут принимать участие в убийстве миллионов – посвящена работа Ханны Ардент "Банальность зла". 

555.jpg

Эйхман занимался вопросом массовой депортации евреев в концентрационные лагеря по всей Европе. Он договаривался с Рейхсбаном (Управление железным дорогами Третьего Рейха), работал с полицией для поимки евреев и переправлял их в Освенцим, Бухенвальд, Дахау и другие "лагеря смерти". 

После поражения Германии он воспользовался возможностью переехать в Аргентину, которая укрывала нацистских преступников. Устроился работать в отделение Mercedes-Benz, заработал много денег и жил припеваючи. Но в 1958 году его похитили агенты израильской разведки "Моссад" и увезли в Иерусалим, где над ним произошел суд. 

Немецкий философ Ханна Ардент присутствовала на суде и внимательно изучила личность Эйхмана. Результатом ее работы стало подробное исследование Холокоста и людей, его совершивших. По мнению Ардент, Эйхман был абсолютно вменяемым, психически здоровым и простым человеком, который не питал особой ненависти к евреям, а в работе был скорее карьеристом, чем идеалистом. 

4822B898-A334-4F1C-9A8E-2692A8CECBEF_cx0_cy7_cw0_w1200_r1_s.jpg

Проблема Холокоста в том, что тысячи таких "эйхманов" выполняли приказы высшего руководства, не раздумывая над ними, как роботы. Стрелочник “просто” направлял поезд с евреями в концлагерь, врач “просто” отбирал трудоспособных узников и приговаривал к смерти неугодных, военный “просто” пускал Циклон Б в газовую камеру. Все неукоснительно исполняли военные приказы. Зло стало банальным, неосознанным, повседневным. Палачами были не только психопаты, а обычные люди, поставленные в крайне тяжелые жизненные ситуации. Ханна Ардент препарирует сущность Холокоста и выдвигает тезис о "персональной ответственности", которая поможет задуматься над этической стороной любого приказа. То есть, на каждом лежит задача постоянно сопоставлять свой внутренний моральный кодекс с преступными замыслами политической машины. 

"Благоволительницы", Джонатан Литтелл

6f40a8d4f47a4aa1b3035918b4fbac0e.jpeg

Противоположное мнение высказывает американский писатель Джонатан Литтелл в своем 900-страничном романе "Благоволительницы". Гонкуровская премия 2006 года, восторженные отзывы европейской прессы и ненавистные – американской. Сравнение с "Войной и миром" и звание "великого романа XXI века".

Литтел берет совершенно неожиданную оптику для романа о Холокосте. Он написан от лица молодого офицера СС Максимилиана Ауэ, исполняющего "окончательное решение еврейского вопроса". Интеллектуал-политолог, эстет, совестливый, честный человек. Ауэ с первых страниц твердит нам: "Я такой же как вы", – и погружает в тяжелое путешествие. Сначала в Киев, где он принимает участие в карательной акции в Бабьем яру (убито 150 тысяч человек), потом на Кавказ, Сталинград, в Освенцим и прочие роковые места Второй Мировой. Он отправляет блестящие аналитические отчеты, попутно расстреливая евреев, инспектирует концлагеря и ведет дотошный рассказ о сущности Холокоста. Ауэ – гомосексуал, тонкий ценитель Баха и Рамо, цитирует античных поэтов, страдает от неразделенной любви к родной сестре, ненавидит мать. В представлении большинства – гнусный тип. Но главный герой ведет свои рассуждения предельно честно и точно, не уходя в морализаторство и самооправдание. Внутри него действительно есть понятия "чести" и "долга". Родившись на полвека позже, он, возможно, стал бы уважаемым ученым, музыкантом или крупным бизнесменом, отдавал бы деньги на благотворительность и никогда бы не устраивал массовые расстрелы. 

babi-yar.jpg

Невероятная исследовательская работа Литтелла позволила ему сделать правдоподобную панораму XX века, где до мелочей рассказаны схема работы Третьего Рейха и показаны самые яркие личности этой эпохи. Роман полон подробных описаний массовых казней, от криков и просьб жертв до сумасшествия самих палачей. Он полон и настоящих трип-репортов: главный герой от увиденного впадает в "священное безумие", ярко и в красках описывает свои психоделические путешествия: то в кабинет к самому Гитлеру в Берлин, то на волшебный дирижабль в Сталинграде. Через все эти галлюцинации мы понимаем: война – это бэдтрип.

Книжный Максимилиан Ауэ не попадает под определение "банального зла". Себя он воспринимает как благородного и чистого в помыслах рыцаря, который может проявить личную инициативу. И самое главное, его внутренний нравственный кодекс соответствует его приказам. Да, признается он, убивать детей и стариков сложно, но истинный национал-социалист с твердым сердцем должен исполнить волю Народа и фюрера.

В "Благоволительницах" мы встречаем даже самого Эйхмана, вот что про него говорит Ауэ:

“Об Эйхмане писали много глупостей. Он, конечно, не был врагом человечества, как провозгласили в Нюрнберге (поскольку Эйхман там не присутствовал, на него все и повесили, тем более что судьи почти не разбирались в функционировании наших служб); он отнюдь не являлся воплощением банального зла, безликим и бездушным роботом, каким его выставляли после процесса. Он был очень талантливым государственным чиновником, исключительно старательным и компетентным. Довольно сообразительным, готовым проявить личную инициативу, но только в рамках установленных задач: на ответственном посту, где требовалось бы принимать решения – например, на месте своего начальника Мюллера – он бы потерялся, но в качестве среднего звена составил бы гордость любого европейского предприятия".

"Ночь и туман", Ален Рене

"Ночь и туман" – это название директивы Гитлера, который разрешал похищение антифашистских политических деятелей на оккупированной территории.

Всего полчаса тихого рассказа человека, прошедшего "лагеря смерти", смонтированного вместе с черно-белыми архивными кадрами Третьего Рейха и цветными панорамами разрушенных концлагерей. Документальная работа Алена Рене повергает в шок поэтичностью и смирением рассказчика, ужасающими вещами, о которых он говорит. И хирургической точностью архивных записей нацистов. Прибытие поезда с измученными евреями. Мертвые старики и дети лежат в вагоне. Часть людей ведут в кирпичные бараки, часть – в душевые, которые окажутся газовыми камерами. На рассвете все собираются на тяжелые работы. Скудная похлебка и ночь, полная криков и страданий. Дальше – детальный разбор сущности национал-социализма и размышления о главной трагедии XX века. И почему эту трагедию нельзя забывать.

Французский режиссер Франсуа Трюффо сразу после премьеры фильма назвал его "шедевром":

“Ночь и туман” на несколько часов стирает из нашей памяти воспоминания обо всех фильмах: видишь только этот. Когда включается свет, не хватает смелости аплодировать. Перед лицом такого произведения человек немеет, раздавленный значением и абсолютной необходимостью этой тысячи метров пленки”.


В качестве иллюстрации использован кадр из работы Denial of Service



 

aaa

Присоединяйся к сообществу BLVD X: