Любовь, неон и алкоголь

 

Любовь, неон и алкоголь

Концептуальные бары Алматы о прошлом, настоящем и будущем

Автор: BLVD X

Опубликовано: 03.05.2020

Концептуальные бары, которые не так давно стали появляться в стране, уже стали неотъемлемой частью алматинской тусовки. Скоро стены заведений снова заполнятся шумом и привычными лицами, а пока мы решили поговорить с владельцами самых любимых баров молодежи города. О том, какова душа каждого места, какая история стоит за ними и чего все-таки ждать впереди, читайте в нашем материале.


Жардем, владелец и основатель Karwai Bar


Как вам пришла идея открытия бара?


Karwai — это маленький бар в самом сердце Алматы, который сложно найти и в который тяжело попасть. Бар был создан в духе Гонконга 90-х, с отсылками к фильмам одного из величайших режиссеров в истории, Вонга Карвая. 


Идея пришла мне ещё в 2016 году. Заключалась она в том, что пора кардинально менять свою жизнь. Я бросил старую работу и пошёл в бар начинать все с нуля, чтобы понять профессию и индустрию в целом. Тогда же поставил цель открыть свой бар. 


Я не верю, что можно просто вложить деньги и открыть хороший бар, не понимая, как он устроен.


Начался тяжелый тернистый путь к своей мечте через горы посуды, тысячи гостей, бесконечное количество тренингов, и да, черт возьми, это было здорово и увлекательно! Спустя три года я наконец пришёл к открытию своего бара. Вдохновением послужили люди и заведения, которые многому меня научили и показали, как надо делать правильно.



Как вы видите концепт своего бара?


Это даже не концепт, а целая идеология, в которую верим я и моя команда, а также наши гости. Идеология, которая строится на на гостеприимстве, интересных напитках и любви к своему делу. Бар был задуман как место для своих, куда можно попасть только по предварительной записи и рекомендации. Так он сейчас и работает, и я верю, что мы сохраним данный концепт. Каждому новому гостю мы проводим персональную экскурсию. В баре 35 посадочных мест, и единовременно могут находится в нем только 35 человек. Таким образом, мы можем уделить каждому каждому гостю максимальное внимание и заботу.



Как ваш бар переживает ситуацию с карантином?


Тяжело, как и все другие заведения. Доставка покрывает максимум 15-20% от привычного оборота. К счастью, у нас просто отличный арендодатель, с которым мы договорились об освобождении от аренды на время ЧП. Также наши поставщики терпеливо ждут и не закидывают нас письмами, а гости бара постоянно заказывают напитки, чем поддерживают нас. Многие уже знают, что у нас есть свой мерч и мы в рамках нашего магазина запускаем продажу защитных масок. Думаю, они будут вполне актуальны еще до конца года.


Наши сотрудники выполняют свою работу, как и прежде, но уже в другом режиме. Несмотря на кризис, мы никого не потеряли в команде и стараемся как материально, так и морально их поддерживать.



Какие у вас прогнозы на будущее для баров страны?


Прогнозы хорошие, хоть и не совсем веселые. Мы начнём работать в прежнем режиме, и это уже очень хорошо! Да, покупательская способность явно упала. Да, люди еще какое-то время будут отсиживаться дома, боясь за своё здоровье. Да, многие не выдержат конкуренции в новых условиях и закроются. Но на рынке останутся те заведения, которые могут давать качественный сервис и продукт. Это послужит хорошим пинком как гостям, так и работникам индустрии в развитии потребления напитков и еды.


Ну а мы, в свою очередь, будем радовать гостей вновь, возобновим гастроли по миру и будем развиваться дальше. К слову о развитии, в этом году мы запустим школу для барменов, выпустим линейку премиум-костюмов, поднимем доставку напитков на новый уровень. Еще пара проектов пока в секрете, но чуть позже мы ими со всеми поделимся.




Ислам, один из основателей Le Jañbyr Bar


Поделитесь историей основания вашего бара?


Как ни странно, мы напились, и решили, что хотим бар. Не было какого-то озарения, всё решилось за пару часов. После того вечера Айсулу, Болат и я отправились искать средства. Позже к нам присоединился Рустам, и вот через месяц мы вчетвером выкупили одну убыточную пивную, чтобы сделать из нее бар. У нас не было ни опыта в предпринимательстве, ни умения вести бухгалтерию, ни знаний основ обустройства общепита. Поначалу мы даже не хотели трогать ничего, что осталось от предыдущего бара, а потом разнесли все к чертям. Так появился первый руин-бар* в Алматы.



В чем заключается идея Le Jañbyr Bar?


Концепт бара больше основан на неформальности. Здесь мы говорим на равных. Некоторых это отталкивает, но многих наоборот привлекает. Мне нравится, что у нас подружилось много людей и что наш бар объединяет их.


Что стало самым тяжелым для вас во время карантина?


Карантин для нас не стал неожиданностью. Некоторые ушли на изоляцию самостоятельно. Как обычно, самое тяжелое во время карантина — это безделье.



Что, по-вашему, будет после?


Думаю, что многие люди будут охотнее выбираться в бары, так как им не хватает привычной жизни до карантина. Надеюсь, что после снятия ограничений работы общепита мы сможем охватить всех, кто к нам придёт. Вообще, это самый настоящий кризис, хуже предыдущих — тогда хоть не было таких ограничений. Не сомневаюсь, что некоторым заведениям придется закрываться, менять свой порядок работы.


Фотограф Илья Ким

Бекзат Аманжол, основатель и владелец Circle Bar


Каков был ваш процесс открытия?


Мы открыли бар с коллегами из levelstudio. Идея возникла просто, как загорается лампочка. Процесс был непростым, так как мы выбрали нетипичную концепцию бара для Алматы. 


Какая именно концепция лежит в основе? 


Концепт Circle Bar заложен в его названии. Мы хотели создать место для встреч в кругу друзей, чтобы придя в бар, всегда можно было встретить знакомого из круга общения и хорошо провести время. 

От остальных мест нас отличает наверное европейская барная культура. 



Как проходит изоляция для вас?


Мы вышли на карантин ещё до объявления ЧП. Изоляция проходит сложно, мы соскучились по своему кругу друзей и хорошей музыке. 


Что-то уже не будет, как прежде?


Думаю, что после карантина барная культура не сильно изменится. Мы лежим в плоскости достаточно востребованной сферы. После карантина людям даже больше захочется социализироваться и проводить время вместе. А мы будем к этому готовы. У нас даже есть пара сюрпризов для друзей Circle!   



Виталий, один из основателей “Музкультуры”


Как вы приняли решение об открытии своего бара?


Идея основания бара появилась у нас довольно давно. Наверное, изначально это было чем-то вроде мечты любого пацана — открыть свой бар. Раньше на месте нынешнего помещения у меня был офис. Потом он съехал, но место мне так полюбилось, что я не хотел его отпускать. Сразу же вспомнилась старая идея с баром. В тот же момент я позвонил моему партнеру Олегу Зуеву, и после двадцатиминутного телефонного разговора идея стала явью. 


Следующие полгода я провел в баре. Изначально мы все делали сами, поэтому личное творчество и фестиваль “Юность” пришлось отложить на потом.



Какова первоначальная задумка “Музкультуры”?


Наверное, мы даже не совсем бар. Наша изначальная концепция была в виде пространства, где будет музыка, вкусная еда, завтраки, кофе, необычные коктейли, лекции, кинопоказы, ну и, самое главное, приятные люди. Хочется, чтобы утром люди приходили к нам на завтраки, в обед — поработать, выпить кофе, и ночью потанцевать. Мы не совсем фанаты диких пьяных танцев до шести утра.


Хочется, чтобы утром люди приходили к нам на завтраки, в обед — поработать, выпить кофе, и ночью потанцевать. Мы не совсем фанаты диких пьяных танцев до шести утра.



С какими проблемами вы столкнулись на карантине?


Самое тяжелое для нас сейчас — это неизвестность того, что будет впереди, и плата за наше помещение, аренду, комуслуги. Наш арендодатель не совсем пошел на уступки, поэтому это довольно большая финансовая нагрузка для нас. Нашим сотрудникам тяжело, как и всем нам. Один из наших барменов живет под Алматой, поэтому он в принципе даже не может попасть в город.



Как думаете, изменится ли что-то в работе баров?


Тяжело будет всему отделу хорека*. Помощи от государства мы не дождемся, поэтому придется выкручиваться самим. У нас была определенная подушка безопасности, поэтому мы еще проживем какое-то время. Перед карантином большую часть накопленных денег с бара мы вложили в сам бар, так как у нас в планах было открытие летника и кухни. 


Но самое тяжелое время, я думаю, впереди, потому что помимо коронавируса, у нас сильная инфляция, которая увеличит сумму закупа. Соответственно, это скажется на цене готового продукта. Почти вся алкогольная продукция у нас импортная. Мы бы с радостью закупались у какого-нибудь локала (местного производителя) джином, но никто его не делает. Добавьте то, что люди сильно обеднеют за это время, снизится покупательская способность.


В общем, я думаю, выживут те, кто смогут адаптироваться под данность, или те, кто изначально круто составлял финмодель, так как общепит не сильно маржинальный* бизнес, в принципе.



Айдар Ержанов, сооснователь бара “Шустов”


Поделитесь вашей историей создания бара, сложностями в процессе?


Мы с партнерами рассматривали варианты проектов в общепите, и по счастливой случайности встретились с представителями бренда водки “Шустов”. Тогда они как раз заходили на казахстанский рынок. Мы разговорились и поняли, что у нас схожие взгляды на нестандартный подход к маркетингу. В итоге решили открыть бар, который бы работал на пользу всем.


Шустов стал одним из самых крупных производителей, потому что все от греха подальше закупились его водкой и начали ее пить. Это лишь один из его приемов, а самой истории больше ста пятидесяти лет.


История самого Николая Шустова, основателя бренда водки, очень интересная. У него было нестандартное мышление, ограниченные бюджеты и крайне высокие амбиции. Он нанимал студентов за небольшие деньги, а те расхаживали в центре Москвы по барам и спрашивали самую лучшую в мире водку “Шустов”. Естественно, ни у кого ее не было. Тогда они начинали устраивать скандалы, дрались с барменами и официантами. Про них все заговорили, стали писать в газеты. Прошло буквально несколько лет, и Шустов стал одним из самых крупных производителей, потому что все от греха подальше закупились его водкой и начали ее пить. Это лишь один из его приемов, а самой истории больше ста пятидесяти лет.


Сложным для нас оказался поиск помещения, потому что договоры постоянно срывались. Однажды утром мы поехали подписывать контракт по одному помещению, а потом я зашел на krisha.kz, нашел там другое, и уже тем же вечером мы договорились с владельцами. Столько месяцев ушло на поиски, чтобы в один день все решилось молниеносно.



Что отличает ваш бар от других?


Мы скрытый андеграунд-бар. Мы не единственные такие, но у нас весьма своеобразное видение того, что есть бар сегодня. Наш бар мы видим как некий кросс-платформенный проект, а хореку мы считаем отдельным видом искусства — не монументального, как памятник, но искусства в моменте. Это форма самовыражения. 


Есть вещи, которые люди не решились бы выставлять на вид, а мы сказали: “Ну и ладно, смешно же”. Люди их видят и удивляются, что так можно было.



Еще нас отличает смелость и, может быть, даже наглость в подходах. Например, вместо диванов у нас корпешки. Есть вещи, которые люди не решились бы выставлять на вид, а мы сказали: “Ну и ладно, смешно же”. Люди их видят и удивляются, что так можно было.


К тому же, мы не боимся вдохновляться чем-то местным, тем, что уникально и органично для нас. В коктейлях мы стараемся использовать понятные нам вкусы — фрукты, ягоды, те вещи, которые растут у нас. Некоторые бармены называют нас профанами, но люди пьют, людям нравится, им это понятно.



Как ситуация с карантином обернулась для вас?


Не скажу, что нам сейчас тяжело. Наши подходы оказались верными  интуитивно. Мы давно понимали, что нужно пойти дальше оффлайн-бара. Например, мы давно готовили проект по доставке, и все, что нам осталось сделать на карантине — это лишь поднажать. Зарплату пришлось немного сократить, но все наши ребята на работе. Единственное, с охранником пришлось поставить отношения на паузу, но мы поддерживаем его материально.


Еще нам помогает то, что есть у нас в SMM и в медиа. К примеру, мы сняли фильм с Нариманом Исеновым — это один из топовых диджеев города, — где он рассказывает про начало развития тусовки Алматы. Этот медиапроект сам по себе зарабатывает деньги. 


Какие изменения предвидите в барной и ресторанной индустрии?


Есть четкая статистика, что люди уже пьют гораздо больше. Только теперь они покупают в магазинах, а не в барах, потому что денег стало меньше. Это и повлияет на рынок в целом. Произойдет своего рода чистка как в барной индустрии, так и в ресторанах. Останутся либо самые компетентные, либо самые интересные заведения, или все вместе. Это подстегнет конкуренцию, и, вероятно, мы увидим новые современные и демократичные проекты. 


Ну а мы, например, готовим летнюю площадку. Она будет в виде большой юрты, потому что... почему нет?



*хорека — гостинично-ресторанный бизнес, общепит

*маржинальный бизнес — бизнес, в котором большая разница между вложенными средствами и полученными доходами

*руин-бар — бар, расположенный в старом/полуразрушенном здании









 

aaa

Присоединяйся к сообществу BLVD X: